Рецензия на роман «Солнце над фьордами» / Сергей Тихонов

Рецензия на роман «Солнце над фьордами»

Впервые открыл «Солнце над фьордами», когда мельком просматривал список участников конкурса «Фантастический прорыв».

Открыл и закрыл. Текст навскидку казался проработанным с душой, но при этом стилистически усложнённым и высокопарным по сравнению с быстрыми, словно летящими, историями современной развлекательной литературы.

Вернулся к роману немного позже, когда разыскивал что-нибудь необычно-интересное «на почитать» и зацепился взглядом за один из блогов автора. Начал, и ко второй главе вспомнил, о чём напоминает книга. Об исторических романах второй половины двадцатого века, которыми увлекался в детстве, о «Повести временных лет» или «России молодой». Вспомнил о том «подвиде» литературы, в которой события прошлого, детальнейшие описания быта и природы, реальные исторические персонажи не фон для приключений лихих авантюристов из «Трёх мушкетёров», «Анжелики» или «Королевы Марго», а наоборот, главные действующие лица.

Не скажу, будто сегодня я причисляю себя к ярым поклонникам «классической исторической литературы», но… наверное, понимаю авторов, которые её пишут. Доводилось встречать любителей «исторической реконструкции», а потому знаю, что для них изменить хотя бы пуговицу на мундире наполеоновского офицера или форму шва — уже преступление. Так и в «Солнце над фьордами»: пространные описания быта, природы, или внешности персонажей с детальным перечислением облачения конунга на всю страницу — вполне релевантны выбранному жанру и стилю повествования. Стилю скандинавской саги, а потому уже к третьей главе претензии к излишнему вниманию к «мелочам» почти сошли на нет. Пришло время следовать за сюжетом.

История разворачивается в Норвегии девятого века нашей эры. Страна раздроблена на множество областей со своими конунгами, ведущими когда открытую, а когда подковёрную борьбу за власть над Северным Путём — западным побережьем Скандинавии.

Сравнительно молодой конунг Хальвдан Чёрный подумывает о возврате территорий, когда-то принадлежавших отцу, но захваченных соседом — престарелым Гандальвом Айвгерссоном и его сыновьями. В свою очередь, тот мечтает о землях соперника, а потому первая треть романа богата на интриги, шпионаж, заговоры, предательства, битвы, засады, набеги викингов и абордажи драккаров.

Персонажей немало, они разные, как по статусу, так и по роду занятий. Здесь и великие конунги, и мелкопоместные ярлы, и предводители наёмников, и соглядатаи, и кузнецы. Впрочем, предпочтение отдаётся людям, определяющим чужие судьбы, а потому скучать не приходится.

Вторая треть (начиная с прибытия Фредерика в Агдир) в большей степени посвящена как историям «простых людей», так и неспешной подготовке к предстоящей следующим летом «большой войне». Здесь пружина сюжета провисает, словно автора увлекли этнографические зарисовки, а не хитросплетения интриг. Вместо подробнейших описаний застолий, врачеваний или охоты я бы оживил действие парой эпизодов с интригами того же Хакона, а то этот колоритнейший шпион словно бы испаряется из повествования.

С другой стороны, в этой трети особенно «звучит» мистико-магическая сторона истории, где боги временами прислушиваются к просьбам жрецов и ведунов, а видения пусть и вызываются «грибной настойкой», но исключительно правдивы; где посланный Асами «золотой» кабан спасает зазевавшегося охотника, где Тор и гномы во сне раскрывают секреты кузнечного мастерства и помогают создать особый меч, а Один возвращает человека к жизни чуть ли не из костра погребальной ладьи.

В заключительной же трети (начиная с весны) роман вновь приобретает эпический размах, судьбы таких разных героев постепенно сплетаются в один гобелен, чтобы не много ни мало определить судьбу Норвегии. Решить, будет ли это полноценное государство, опирающееся на зажиточных бондов-землевладельцев и торговцев, либо так и останется сбродом из мелких ярлов, которые только и могут, что ходить в «викинги».

В книге не так много элементов, над которыми я бы сам ещё поработал. И, по большей части, они «технические».

В первую очередь — имена. Думаю, на пользу удобочитаемости (пусть и в ущерб исторической действительности), пошло бы активное использование прозвищ или кратких имён вместо трудновыговариваемых «-ссонов».

Не стоит по много раз на главу, особенно в диалогах, повторять бесконечные именования вкупе с титулами — убивает динамику, нагнетает лишний пафос. Каждый раз в одной и той же сцене(!) писать не просто Гандальв, а «конунг Гандальв Айвгерссон», не просто Хакон, а именно «Хакон Глаза Рыбы» — избыточно. Утяжеляет историю, словно несёшься не по автостраде, а по просёлочной дороге, подскакивая на ухабах. К середине романа к такой подаче привыкаешь, но поначалу она затрудняет чтение.

Другой момент — лишние сноски, вставленные к месту и не к месту. Как пример — абордаж драккара, который прерывается на полуслове в восьмой главе и продолжается в девятой (это нормально), но между ними ещё страница пояснений о наименованиях рабов, подвидах дружинников и родичей (для динамичной сцены это НЕ нормально).

Со сносками вообще отдельная «песня». Разумеется, в серьёзном историческом романе они уместны, но вот количество уточнений после каждой(!) главы в первой трети истории превращает книгу в полудокументальное произведение.

В сноски лучше отправлять только то, что невозможно «вскользь» обозначить в тексте. Чем давать наукоёмкое описание термина «трэлл», лучше однажды ввернуть: «Он приказал трэллу, безмолвному рабу, подать еду, а сам скинул мокрый плащ и устроился у очага». К «гридням», при первом упоминании, добавить «дружинники»; «драккар» в разъяснении не нуждается, а богом какой сферы является Ньёрд — без сносок ясно из текста. И так далее, и тому подобное.

Описания «областей» Норвегии и Швеции, уточнения их имён в нашем времени, лучше убрать из примечаний в конце каждой главы: на карте должны быть видны и названия регионов, и их географическое положение друг относительно друга. Читатель с первого раза всё равно не запомнит: какой район юго-восточнее Альвхейма, какой северо-западнее, а вот мельком глянуть на карту всегда проще, чем долго листать роман в поисках нужной страницы с пояснениями.

В крайнем случае, возможен глоссарий в конце романа, но не после каждой главы, где пояснения словно пыточными щипцами разрывают плоть истории и выталкивают читателя из иллюзии в реальный мир.

И третий спорный момент — философские отступления, в которых автор даёт оценку действиям и выбору персонажей, разъясняет «что такое хорошо, и что такое плохо». Это не слишком уместно в романе для взрослой аудитории. Читатель сам делает выводы из поступков героев. Не дурак, сам разберётся: кто мерзавец по призванию, а кто из мелкой трусости.

В остальном, это классический исторический роман, стилизованная норвежская сага об интересной для меня эпохе: о сильных мужчинах и суровых богах, о жарких битвах и смертоносных интригах. Если автор прислушается хотя бы к части советов, книгу смело порекомендую читателю, который решил передохнуть от псевдоисторического эпического фэнтези и при этом готов к богатому на детали, но от того чуть более сложному для восприятия тексту.

+26
433

25 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Stashe
#

Сейчас читаю. Очень во многом согласна с рецензией и комментарии самого автора тоже прочла.

 раскрыть ветвь  0
Ярослав Нахимов
#

порекомендую читателю, который решил передохнуть от псевдоисторического эпического фэнтези и при этом готов к богатому на детали, но от того чуть более сложному для восприятия тексту.

"Игра престолов" вполне эпична, и при том богата на детали. Одно другому не мешает. 😎 

 раскрыть ветвь  1
Джаннет
#

Все-таки "Игра" не исторический роман.

 раскрыть ветвь  0
Вячеслав Паутов
#

Хотел оформить свой обзор-ответ в виде отдельного поста в блоге, но подумал и не стал. Не хочу ещё раз напрягать рецензентов повтором постов-реакций. Здест всё  - на своих местах... Получилось очень длинно, но в одном порыве-пояснении.

Спасибо всем тем, кто стоит у истоков рецензирования "Солнце...", тем, кто проникся моделью скандинавского бытия эпохи викингов (в индивидуальной подаче автора), именно, моделью, потому что у каждого скандинависта она будет своя - свои акценты, точки, запятые и восклицательные знаки подачи текста, но... никто уже не вернётся назад, никто не станет пользоваться языком саг Снорри Стурлусона, его принципами (ограничены форматом хроники), его совершенном отрицании художественности-образности, стоящей на платформе - "не моё мнение главное, не моё видение превалирует, ничего не хочу изменять и раскрашивать - пусть будет так, как тогда было". Для него главное - точность событий, зарождения происходящего их и исходов, указание участников саги, беспристрастность изложения - НИЧЕГО ОТ СЕБЯ... Ничего! Только голые традиции и законы скандинавских саг (о них я уже упоминал неоднократно)!

Но Снорри, всё же покривил душой, и это можно ощутить и отметить при более внимательном (аналитическом!) чтении его саг. Достаточно понять для чего исландец, далёкий от матери-Норвегии, взялся за этот труд. Ответ простой, он актуален и сейчас, потому что мы поступаем так же... Популяризация? Да! Но... не только для тех скандинавов, кто уже умеет читать, а для Европы, воспринимающей, даже в XIII-XIV вв , скандинавов, как угрозу с Севера, как "вездесущих викингов" и морских разбойников, которые живут лишь грабежом и насилием. Пусть просвещённая Европа читает и лишается этих стереотипов своего отношения к Скандинавии!

Потому (в создавшейся ситуации и я бы не удержался) он и вставляет в свои тексты слова и формулировки, знакомые европейцам: одни "герцоги" чего стоят (откуда они взялись в Норвегии описанного периода существования европейские властные статусы?); временные перипетии - "год - годы" (откуда в языческой Норвегии христианское летоисчисление?), а не "зима - зимы", ведь всё тогда отсчитывалось с Йоля (середина зимы); римское обозначение очерёдности глав-частей, как в европейской литературе соответствующего периода... Наряду с этим Снорри двунул и своё мнение о скандинавских мирах мироздания (языческих, естественно): Исландия - страна Иггдрасиля;  Мидгард, Ётунхейм, Ванахейм, Альфхейм - в матушке-Норвегии; а где же Хельхейм - очевидно в Гренландии...

Пиарился ли Снорри сам? Вряд ли, он и слова-то такого не знал, но свою Скандинавию он пиарил от души. Европа до сих пор воспринимает его саги, как хроники того времени, именно хроники, исторически значимые, и по сей день.

Теперь о рецензии  Сергея Тихонова... Я опускаю оценку эпохи, становление интереса рецензента, читательский путь к "Солнце..." - анализ предыстории (историчской составляющей) и его воплощение в рецензию. Потому что вижу глубокую степень  понимания эпохи, уважение к её деталям и образным моментам, стилистическим тонкостям изложения. Результат моего восприятия - человек в "теме", и от этого мне вдвойне интересно его мнение, он заметил и отметил всё то, что мне хотелось бы донести до любого читателя, желающего, прежде всего, определиться с местом и временем, разворачивающихся событий, потому что эти моменты и определяют линии поведения героев саги (и их не может, не должно быть мало, здесь я весь во власти Снорри). И ещё мне, как бальзам на сердце, высказывание Сергея о необходимости исторической стилизации (вчера в одном из блогов выложил соответствующий пост) как инструмента исторической достоверности.

И ещё хочу отметить, что ваше мнение не одиноко, просто визуализировано в рамках полной рецензии , именно, вами - пусть людей, которые меня понимают так немного, но они - моя ЦА, мои единомышленники, а теперь ещё и наши, с вами вместе.. Потому как их мнения во многом совпадают с вашими впечатлениями. Теперь о конкретике.

В первую очередь — имена. Думаю, на пользу удобочитаемости (пусть и в ущерб исторической действительности), пошло бы активное использование прозвищ или кратких имён вместо трудновыговариваемых «-ссонов».

Вы, естественно, правы как читатель. Сергей, поймите, я не хочу усложнять текст, нет у меня к этому тяги и желания скандинавского выпендрёжа. Только вот, я уже говорил в посте об образе Хальвдана Чёрного о номинативной составляющей скандинава того времени, номинативность для него - всё, и жизнь и судьба. Номинативная составляющая как часть системы образа героя на примере "Солнце..." это здесь ( пункт №1) - было отдельно на сайте КИББ, которого теперь не найду (но, если , Сергей , вам это будет интересно, то порыщу).

http://hobby-land.info/forum/showtopic-1136

Мне и самому не особо нравятся их длинные прозвища, но сказать Гандальвссоны для меня проще, чем сын (сыны) Гандальва или , получается ещё сложнее - братья Гандальвссоны, вместо братья, сыны Гандальва. Гандальвссон же, то же что и Иванов (сын Ивана).

А так же, не могу вот так сходу отойти от формул обращения скандинавов в зависимости от статуса, об это уже писал здесь, второй пост сразу под текстом темы автора:

https://author.today/post/5039

Другой момент — лишние сноски, вставленные к месту и не к месту. Как пример — абордаж драккара, который прерывается на полуслове в восьмой главе и продолжается в девятой (это нормально), но между ними ещё страница пояснений о наименованиях рабов, подвидах дружинников и родичей (для динамичной сцены это НЕ нормально).

Ваше замечание, а так же рекомендации Милены, учту: до конца конкурса выведу их в "Комментарии по тексту" и подам отдельной "главой". С "гриднями" тоже поработаю, вполне можно заменить на "дружинники конунга" - смысл тот же, личная дружина, которая и называется грид ( оба слова часто встречаются в исторических романах о том  же периоде существования Руси -  грид-гридни).

И третий спорный момент — философские отступления, в которых автор даёт оценку действиям и выбору персонажей, разъясняет «что такое хорошо, и что такое плохо». Это не слишком уместно в романе для взрослой аудитории. Читатель сам делает выводы из поступков героев. Не дурак, сам разберётся: кто мерзавец по призванию, а кто из мелкой трусости.

Это уже повторное замечание со стороны рецензентов, оно касается личностного мира бонда-предателя, а так де последний (довольно короткий) абзац о выборе Рёгнвальда , сына Олава конунга. В остальных места, это или на уровне вопроса, или коротко, в виде акцента. Поработаю и над этим.

Единственное, что не смогу сделать именно сейчас - изменить композицию, уничтожить 3-ю часть. Думается, что все вопросы из-за неоконченного текста, нет в романе лишних героев, нет людей без судьбы (литературной, по крайней, мере) - финал будет для всех и он в 4-ё части, там есть место Ормульфу, братьям, Хомраду и Сигфрёду, бонду Свану Атлисону, даже бонды-предатели, ну, и, конечно Хакану Глаза Рыбы. Это - финал, Рагнарёк всего романа-саги. И не беда, что у каждого героя путь будет различной длины, в данном случае, важен результат-исход. Масса писателей, которые избирают подобный или около-подобный путь: одна часть об одном герое, вторая - о другом. а в третьей они сходятся.

Очень сложно уйти от лирики эмоций и повествования, хочется показать скандинавов живыми людьми, а не молчаливыми идолами, для которых не известны слова "переживать", "сочувствовать", "сопереживать", "любить", "жертвовать собой".

Больно и жалко, но я прорежу природный фон, оставив только необходимые моменты, но опять же, не везде, есть тексты, где они совершенно необходимы.

Это большая работа, для которой нужна , не только готовность, но и конкретный план действий на ближайшее и прочее будущее. Вот что сделаю до конца конкурса:

1. Выложу финальную главу, читателю важно знать чем всё кончится. Потому что с 44 гл. всё в черновиках, могу не успеть проработать и довести до удобоворимо-читабельного вида.

2. Эпилог.

3. Послесловие.

4. Комментарии по тексту

Я благодарен всем, кто потратил на меня своё время и эмоции, дал толковые и обоснованные рекомендации. Я рад, что у меня появились единомышленники, которых очень не хотелось бы разочаровывать.

В конкурсное время сложно читать  что-либо, но здесь я встретил людей которые меня поняли и поняли направление - стиль моих трудов. Значит и их творчество мне будет близко, на столько, что я его смогу понять и принять, а затем написать отзывы. Да, конкурс то место, где можно набить массу шишек, но и обрести коллег- единомышленников.

 раскрыть ветвь  2
Сергей Тихонов Автор
#

Особо нечего ни прибавить, ни убавить. Надеюсь, вы успеете до окончания конкурса завершить задуманное и представить читателям финальные главы романа!

 раскрыть ветвь  1
Милена Острова
#

Практически со всем согласна на все 100. Уже клевала на этот счет автора (да он и сам понимает), что книга зависла между художественным и документальным текстом, и ни туда ни сюда. Тот случай, когда автор слишком "в теме", погружен, увлечен - даже влюблен - в эпоху, и не может отстраниться, оценить текст именно как книгу-для-читателя. Надо выбрать что-то одно, и либо выбросить лишнюю лирику и эмоции, либо упростить и крепко отжать текст. (Я бы выбрала второе.) И тогда получился добротный исторический роман.

 раскрыть ветвь  0
Marika Stanovoi
#

а я погибла и утопла на тяжеловесном стиле, хотя Анжелику не читала ни в 13, ни в 50. Такое "анжеликское" я не читаю точно так же, как и исторические романы.)

Оно мне просто скушно не только стилем, сколько шаблонностью истории "365 о том же самом и точно так".

А у господина Паутова еще и тяжелая поступь длинно-бесконечных предложений с описание каждого чиха в трех действиях с прологом и эпилогом.

 раскрыть ветвь  2
Сергей Тихонов Автор
#

Это же нордическая сага. Стилизованная под роман, но сага.

 раскрыть ветвь  1
Георгий Трегуб
#

Начал, и ко второй главе вспомнил, о чём напоминает книга. Об исторических романах второй половины двадцатого века, которыми увлекался в детстве, о «Повести временных лет» или «России молодой». 

Точно мои мысли.

 раскрыть ветвь  2
Сергей Тихонов Автор
#

Да, а говорят, что сегодня литература стала бездумно-однообразно-развлекательной. Но нет, встречаются и вот такие образцы в классическом исполнении.

 раскрыть ветвь  1
Ника Ракитина
#

А мне нравится "Анжелика". 😉 Кстати, там историческая канва проработана великолепно.
Но реца качественная. Ловите вскинутый палец.

 раскрыть ветвь  6
Сергей Тихонов Автор
#

Она мне тоже нравится. В тринадцать лет читать было самое то 😉 Правда первый роман, на мой взгляд, лучший в серии.

 раскрыть ветвь  5
Фреш Бриз
#

Очень даже захотелось почитать, несмотря на то, что рецензент указал на некоторые недостатки (хотя, всё относительно), связанные с тяжестью восприятия текста. А всё почему? Во-первых, неоднократно мелькала мысль добавить книгу в библиотеку ещё при чтении постов Вячеслава П. А во-вторых,

... стилизованная норвежская сага ...о сильных мужчинах и суровых богах, о жарких битвах и смертоносных интригах.

Труднопроизносимые норвежские имена и названия меня не пугают, но чего же я ждала? Наверное, именно чьей-то рецензии на книгу. Потому отмечаю рецку плюсом как подводящую к прочтению)

 раскрыть ветвь  4
Милена Острова
#

Имхо, сперва стоит  побить вдохновить Вячеслава на плотную редактуру текста - а там уж читать и заценивать;) Думаю, автор порядком обескуражен нападками (в т.ч. и моими), но ему, черт побери, есть о чем рассказать! Кучу интересного, фактурного, исторического, с настолько глубоким знанием и любовью к предмету, что уже одно это вызывает большое уважение. И он отвечает за каждое слово - это видно и из текста "Солнца...", и из постов.

 раскрыть ветвь  2
Сергей Тихонов Автор
#

Попробуйте, конечно. Как говорится: за посмотр денег не берут. 🙂 А там можно и сравнить впечатления.

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
6 885 0 132
Наверх Вниз