Alexey Ilyin @aii читать книги онлайн
Лучше писать для себя и лишиться читателя, чем писать для читателя и лишиться себя. – С. Конолли
19 205

Был на сайте

272 619 зн., 6,82 а.л.
Свободный доступ
весь текст
245 2 0
Я переписал это со ставших от времени совершенно желтыми и хрупкими страниц, напечатанных когда-то на древней пишущей машинке - с удивительным шрифтом, какой-то типографской гарнитуры - сразу набело, почти без помарок Мне было важно начать именно с этого - этого отрывка, написанного так давно, очень давно - так, что лучше сказать, я хорошенько и не помню, когда.
860 659 зн., 21,52 а.л.
Свободный доступ
весь текст
258 0 0
Коегдинский Архив, также известный как «Архив Четырех», содержит собрание рукописей и документов на русском языке, приблизительно датируемых концом прошлого — началом нынешнего века. На протяжении долгого времени материалы Архива хранились в закрытом фонде Коегдинской народной библиотеки, где, как широко освещалось в средствах массовой информации несколько лет назад, благодаря бдительности ее немногочисленных посетителей была раскрыта деятельность строго законспирированного общества, состав и цели которого по сей день являются предметом служебного расследования. Вскоре после его начала, однако, получил известность тот факт, что сбором и хранением Архива в свободное от основной работы время занималась группа из четырех состоящих в штате библиотекарей — чьи имена, разумеется, в интересах следствия не раскрывались...
157 144 зн., 3,93 а.л.
Свободный доступ
весь текст
887 2 0
«Это было новое для него чувство: он был теперь не просто призрак, неразличимый и невычленяемый из окружающего тумана. Теперь его звали, и он был – Карр, кто-то мог бы позвать его: "Эй, Карр!" – и он бы откликнулся; кто-то мог бы рассказывать: "Это было тогда, когда в наших краях объявился Карр", – и всем было бы ясно, о каком времени идет речь...»
335 100 зн., 8,38 а.л.
Свободный доступ
весь текст
401 2 0
Что может связывать в одном сюжете Книгу Бытия; верблюдов; историю великого каменного истукана; то, как говорил Заратустра и плакали пророки; библейские притчи и апокрифы – с коротким, но главным, быть может, стихотворением одного и судьбой другого из великих русских поэтов, с двумя русскими революциями... Повествование, ведущееся от первого лица на протяжении тридцати веков, то следует чуть скучноватым канонам традиционного романа, то сбивается на тяжеловесное церковное косноязычие, то вызывает подозрение в мистификации, подчас оборачиваясь откровенным фарсом – но возвращается все к той, особенной теме русской литературы – милости к падшим… На деле же это вполне постмодернистская угадайка, в которой внимательный читательский глаз различит множество самых разных литературно-исторических ссылок, скрытых цитат и аллюзий – впрочем, для каждого (и в этом автор уверен) множество это будет своим, особенным, более зависящим от личности читающего, нежели от прочтенного им текста.
Наверх Вниз