Макс Акиньшин @Maxohara1 читать книги онлайн
44 288 12 464

Был на сайте

Форма произведений
72 628 зн., 1,82 а.л.
Свободный доступ
в процессе
280 21 0 18+
Женщина под обстоятельствами может наломать дров. Принять неправильное решение. Сделать глупость. Никогда не мешайте девушке делать выбор, ведь она не знает к чему это приведет.
658 202 зн., 16,46 а.л.
Свободный доступ
в процессе
4 627 62 0
В разгар Гражданской войны с фронта возвращается флейтист музыкантской команды седьмого пехотного полка. В его Городе меняются власти, каждая из которых считает своим долгом поменять название полицейского участка и призвать главного героя в свои ряды. Его назначают то батальонным гитаристом, то комиссаром музея "Мирового Империализма", то пулеметчиком в польском бронепоезде. Он кружится, попадая в разные переделки: путешествует с "Веселым домом" бежавшим из Киева, беседует с архангелом Гавриилом и призраком Городского полицмейстера пана Вуху.
Пестрые времена не дают покоя ни человеку, ни ангелам. Небеса переполнены умершими, а под ними царит Скучный декабрь, смутное время, которое все никак не закончится. И нет правды, что ищет упорный музыкант. Нет ничего постоянного, лишь затертые надписи на стене полицейского участка:"Храм Свободы", Музей "Мирового Империализма", "Центр польской мысли" (под которой старательно выведено "Карты и девки").
А еще есть пани Анна и рыжая потаскушка из
364 063 зн., 9,10 а.л.
Свободный доступ
4 066 120 6
Мгновение, и я уже на полу, пытаясь, вставить свои пять копеек, между залпами карманной гаубицы Марты. Трофейная хлопушка все никак не хочет заводиться. И вместо выстрелов выдает жалобное молчание. Пока я вожусь с предохранителем, в квартирке моей собеседницы хлопает окно и начинает гудеть пожарная лестница. Мышка пытается смыться, здесь для нее становится слишком горячо.

У нас с ней что-то вроде гонки. Только она спускается по внешней стороне здания, а я несусь вниз по лестнице. Несусь мимо удивленных вопросов и окриков. Мимо полуодетых, оторванных от домашних дел любопытных. Все бросают партерную борьбу, останавливают генераторы томных вздохов, чтобы посмотреть как я бегу. В этот день у случайных постояльцев этого борделя праздник. Сразу два удовольствия: секс и стрельба. Поразительно, но если падаешь на улице с сердечным приступом, к тебе едва ли кто подойдет, а вот на возможность получить пулю в кастрюлю люди клюют тысячами. И все как один оснащены телефонами.
148 013 зн., 3,70 а.л.
Свободный доступ
1 096 23 0
Видон у Опухоли тот еще: он скидывает все, скромно оставив приспособления, что дала в утробе мать. Взявшаяся коркой на солнце грязь трескается и отпадает пластами.
-Некоторые специально ездят на грязи, просекаете?- изрекает его величество, как ни в чем, ни бывало. – У них в бестолковке не укладывается, что грязь можно найти везде. Им обязательно ехать за тридевять земель, потому что это ритуал! Без него грязь якобы не действует. Они едут со своими мышками, чтобы поесть и заняться маджонгом. И тратят баснословные деньги. А все от чего?- тут он делает драматическую паузу и сам себе отвечает,- все от рекламы , чуваки. Мы погрязли в ней по самые уши. Нам говорят: та грязь полезнее. Она лечит нервы, ревматизм, зифилис и бесплодие. Нам говорят: все включено и даже больше. И мы верим, прикиньте? Даже больше, сечете? Верим этим телкам в шезлонгах под пальмами, у которых все хорошо. Мы молимся на них, как будто они говорят откровения, как пророк Самуил.
14 623 зн., 0,37 а.л.
Свободный доступ
весь текст
132 6 0
И я представил тишайшего нашего Марка Моисеевича, похожего на трехлетнее полоскаемое дождями объявление на столбе, сам текст уже испарился, но чистый листик со следами телефонов на отрывных бумажках, стойко цеплялся за реальность. Мне хотелось сорвать эту бумажную полоску набрать номер и сочувственно помолчать в трубку. Как ты там, землянин? Все ли у тебя хорошо? Количество коробок в подсобке Прохора вскорости обещало вырасти. И это многоцветное великолепие одалисок в нижнем белье, разбавленное радужными вибраторами, вызывало бы многочисленные обмороки у дальтоников. И массу вопросов. Откуда же ты явилась, пестрая непостижимая вселенная, ограненная серым?
29 961 зн., 0,75 а.л.
Свободный доступ
весь текст
132 3 0
Девятое марта вообще сложно пережить, особенно если у тебя дома теща и жена. Эти два атома, из которых и состояло все мировое зло- называемое вегетарианством. Дурацкая Жуковская теща ударилась в него после визита одного проходимца, убедившего ее во вреде всего мясного.

«Дура-то, дура. Котлеты из капусты готовит. Разве из капусты можно?», - тосковал оперуполномоченный.

А еще был кредит на холодильник. И вечно занятая утром уборная. И однокомнатная, в которой стояли продавленный диван и раскладушка. Скука и беспросветность две сестры уныния седлали бедного оперуполномоченного. Он судорожно перебрал листки в папочке, будто там могло найтись средство от вселенской хандры и овощных котлет. Пара накладных и глупых бумажек с печатями мерзко хихикали над этой глупой затеей.
6 778 зн., 0,17 а.л.
Свободный доступ
весь текст
123 5 0
Много тоски, мало текста
7 426 зн., 0,19 а.л.
Свободный доступ
весь текст
167 4 0
У нее глаза… а какие собственно глаза были у Кати? Про глубокий гранатовый сироп – это ты придумал позже, много позже. Лет в семнадцать. Тоже под Новый год, расцвеченный неизбежными шампанским и смолой. Воспоминания в семнадцать лет – звучит глупо. Но про нее, только так. Она не пришла в школу в один из февральских дней в четвертом классе. Не пришла и все. И на второй, третий …сколько было таких дней? Через пару месяцев ты жевал печенье «Спорт», принесенное ее заплаканной мамой. Кати уже нет. И все. Точка.
13 097 зн., 0,33 а.л.
Свободный доступ
весь текст
223 17 0
- Румыния велика, а мамалыги все меньше – повторил дядька Ион и подул в сивые усы. Впрочем, его никто не услышал, потому что все были заняты набором в великую армию.
- Будешь полковником, хочешь быть полковником? – спрашивал очередного добровольца командир танка Буреску. Полковником хотел быть каждый. И уже к вечеру его армада состояла из двенадцати высших офицеров.
- Апостолы! – прочувствовано поведал танкист. – Мы все стоим где?
Удивленные полковники рассматривали дорожную пыль, один даже поковырял ее носком стоптанной чуни.
- Где мы стоим сейчас? - вопросил Буреску.
- На площади…
- У хаты бабы Родики…
Самым точным был полковник Бротяну сообщивший, что стоит около коровьей лепешки.
5 085 зн., 0,13 а.л.
Свободный доступ
весь текст
276 20 0
Вода с крыши кап-кап.

Падают на землю капли. Еще мама сказала, что в следующий раз привезет из Турции настоящего турка. Но волк резко против. Мы с ним обсуждали. Он отряхивает воду с мокрой шкуры и говорит, что ему достаточно Охотника. И так жизни нету, и прохода не дают. Если мама привезет турка, то он уйдет к Бабушке насовсем. Там они будут протестовать. Запрут дверь, и будут протестовать. А я знаю, как они будут это делать: нарды, растирка для ног и бесконечные разговоры о том, как было хорошо совсем недавно. Но мне кажется, что совсем недавно тоже был дождь. Он был всегда и длится бесконечно, сыпется с хмурого неба.
24 660 зн., 0,62 а.л.
Свободный доступ
в процессе
289 4 0
- Чем они думали, эти умники, когда запускали Штуковину? – спрашивает Ва и сам себе отвечает, - задницей!
В Долине пульсирует зарево окон. Что-то с грохотом осыпается на землю. Мусор. Два столетия в Долину летит мусор из других земель. Все что уже нельзя использовать, все опасное, мешающее, омерзительное, ненужное. Ненужное – это мы с Ва. Я отпиваю холодного белого и закусываю креветкой. Про себя я ничего не знаю. Не знаю, как оказалось, что я никому не нужна. А вот Ва утверждает, что всему виной его маленькие крылышки, дракон обязан уметь летать. Хотя я думаю, что он там у себя кого-то задолбал и его сплавили в мусоропровод. Ва достанет кого угодно.
- Задницей! – орет он сквозь низкое жужжание Долины. - Зааадницей!
Сейчас он разговаривает со мной из туалетной загородки, куда я боюсь заходить. Отхожее место дракона – худшее, что можно представить.
8 920 зн., 0,22 а.л.
Свободный доступ
в процессе
198 6 0
- Ого, какие. Откуда вы, ноги? - подумала она, и перегнулась через невидимый подоконник в новый ультрамариновый мир. Мир, где бродили слоны на тонких паучьих лапах, и чесал голову смешной очкастый толстяк. А над всем этим парил малиновосланцевый Веня с криво присобаченными крыльями.
- Летаешь, Сторожкин? – спросила Леся.
- Гыр, гыр, - смущено протянул тот, и высморкался кровью в правое крыло.
17 619 зн., 0,44 а.л.
Свободный доступ
весь текст
258 24 0
С неба моросило, мешанина из пепла, заклинаний, молитв, ругани, стонов и крошек известняка. Сашин самолет, разбрасывая вокруг брызги черного масла и горевшего бензина, задел крылом сосны и, теряя бесформенные куски, покатился по чахлой траве. Где замер грудой обломков и пламени, над которыми обелиском косилось сломанное крыло. Осколки фонаря порвали кожу на почерневшем лице русского, которое к этому моменту пылало чистым бензиновым пламенем. Сам он сидел молча, в муках наблюдая разливающийся багровый мрак. Кричать от боли в эти краткие мгновения сил уже не осталось.
15 993 зн., 0,40 а.л.
Свободный доступ
весь текст
213 12 0
На эту язву почтальон Антоний не ответил, потому что был занят Аурикой, сестрой Гугуце, неожиданно зашедшей на почту за марками. Та строила ему глазки, прохаживаясь по тесному помещению. Бедра, обтянутые серой выходной юбкой при этом, зазывно покачивались.
- Эта - кубинская, - предлагал почтальон, намеренно не глядя на рекламные бедра. - Полтора лея-с.
- Ой, какая симпатичная старушка, - кокетничала Аурика.
- Да-с, - мямлил собеседник, - Фидель Кастро-с.
- А тут голый человечек, гляньте, господин почтальон, человечек же?
-Да-с, - краснел Антоний, — это с вашего позволения, неодерталец. – подумав, он по привычке добавил, - с...
-Какой маленький, да, господин почтальон? – улыбалась гостья.
- Небольшой-с, - подтвердил неизвестно что почтальон Антоний, и потупился, совершенно упустив из виду пыльного коллегу, кинувшего на пороге перевязанный шпагатом пак свежих газет и отбывшего за горизонты.
15 050 зн., 0,38 а.л.
Свободный доступ
в процессе
231 6 0
Мои абрикосы почти подходят к концу, когда по вытоптанной траве в сторону нашего героического буксира выдвигается скорбное стадо. Возглавляет его огромных размеров пегая корова. А по бокам приобретенного актива катится чета Анатольброниславычей.
Шагающий толстяк тяжело отдувается, по нему видно, что покупку он успел обмыть. Брониславчиха стоически грустна и, временами, что-то гундит мужу, чья плешь покрыта потом, ворот рубашки расстегнут, а под мышками темнеют пятна. Капитан со всем соглашается, умильно посматривая на корову. Та тяжело ступает, помахивая набрякшим ведерным выменем.
12 127 зн., 0,30 а.л.
Свободный доступ
весь текст
448 20 0
- Алунелуул! – неслось над селом, над кладбищем в земле которого до сих пор тикала заводная нога деда Александра, над ангелами примеривающими полтора листа гипсокартона на спины, над грустным Муссолини- примаром, над всей Молдавией и миром. Из оврага за праздником грустно наблюдала фигура в оранжевом скафандре. Было тепло.
8 758 зн., 0,22 а.л.
Свободный доступ
весь текст
325 5 0
Наши планеты были соединены пенькой и двигались транзитом по направлению из ниоткуда в никуда. На большей из них кипела жизнь, бродил народ, фыркали кони. А буксир, казалось, имел только одного обитателя, меня. Грустного Робинзона – с интересом разглядывающего свой драгоценный груз. Они смеялись, и я улыбнулся им. Наши цивилизации на концах подрагивающих канатов. Моя – состоявшая из пахнущего соляркой суденышка и их, воздушная мельтешащая красками, невероятная.
Я их хранитель. Молчаливый дозорный, тщательно сберегавший эту нашу связь натяжением буксира. Принимая мою заботу, они, согласованно взобравшись на плечи, друг другу на покачивающемся дощатом настиле, устроили пирамиду, на вершине которой, маленькая «девочка?», «женщина?» помахала мне рукой.
13 606 зн., 0,34 а.л.
Свободный доступ
весь текст
262 4 0
- Аллес анфанс дю ла Патрие
Лю жур дю глои ес арривэ!
Контре ну дю ле тираниэ
Л’ этенда санглэ ес леве…

Над нами кружат миллиардолетние звезды и попискивают летучие мыши. В пятидесяти километрах ниже по течению засыпают горестные колотиловцы. Квакают лягушки. И плевать на то, что завтра похмелье и головная боль. Капитан пускает петуха. Жан поражен, и они вместе ревут припев.

-Ау арме ситуаен
Форме ву баталионс...
19 863 зн., 0,50 а.л.
Свободный доступ
весь текст
393 0 0
Осенняя любовь к кукле с фарфоровым личиком, эффектными ногами идеальной кривизны, оснащенной удобным в быту низким центром тяжести. И еще сволочью мужем. Хотя по большому счету и не приглядываясь, все мужья сволочи и проходимцы. Порода обязывает. Или страдания. А может еще и синеватые чернила в паспорте.
15 103 зн., 0,38 а.л.
Свободный доступ
весь текст
427 6 0
Дермище! Вооруженные этой молитвой как знаменем, мы, после многочисленных стычек и боев прибываем под Бородино. И там гибнет Дюбрейе. Русские поливают нас картечью с Шевардинского редута. Один из снарядов ударяет в Жаку и отбрасывает его назад, раздробив таз. Ужас! Ужас носится над нами. Дюбрейе стонет, кусая губы в кровь. И затихает быстро. Пикардия теряет свое потомство. Благословленная земля лавочников и карманных воров. Коровы бодают матерей на сносях, и сыновья их, простые Жаку, Антуаны, Александры - теснятся у ворот рая, напирая на бородатого ключника.
14 596 зн., 0,36 а.л.
Свободный доступ
весь текст
692 30 0 18+
Глупый вопрос, как я себя чувствую? Никак. Я смотрю, как она возится с капельницей. От усердия, она прикусывает нижнюю губу. Тикает какой-то прибор. Размерено так тикает. Отмечая каждую секунду моего существования. Пятьсот один, пятьсот два, пятьсот три. В голову лезут воспоминания о прыжках. Когда-то это было мне интересно. Ощущение упругой пустоты под собой. Ветер, ветер, ветер. Ничего кроме него. Пятьсот один, пятьсот два, пятьсот три. Главное, пересилить себя и сделать шаг. И при касании ступни вместе. Иначе сломаешь ногу. Интересно, как кошки умудряюсь приземляться на четыре лапы? Как?
37 924 зн., 0,95 а.л.
Свободный доступ
весь текст
472 9 0
«Здравствуй, дорогая Марина!» - начал он, и уснул, положив голову на белый лист бумаги. Припоздавшая со смертью ноябрьская муха ползала по огрызку вареной колбасы оставшемуся от застолья. Мышь гоняла корку хлеба. Все было тихо, но завтра в этом мире недоделанных дел и недописанных писем, в котором никто никому не нужен, должны были состояться учения огнеборцев.
17 505 зн., 0,44 а.л.
Свободный доступ
весь текст
590 26 0
Почему все так, а не иначе? Думать лениво. Воспринимаешь все спокойно, без истерик. Без надрыва. Остается только Улька, Ульхен, синий цвет на белом фоне. Ей не объяснишь. Замолчит, на глазах слезы закипят и все. Никаких доводов, никаких аргументов. Что скажешь? Ну, что? Чушь все и бред, и не растолкуешь почему тебя завтра нет. То есть: сегодня ты есть, а завтра у тебя выходной. Воскресенье. И никаких шансов.
14 579 зн., 0,36 а.л.
Свободный доступ
весь текст
564 28 0 18+
Мое рабочее место. Впрочем, теперь уже бывшее, потому что я сделал массу вещей за эти месяцы. Вымыл километры пола, вырвался из душного звенящего ада кухни и полюбил Елену Корикову. Еще я вынес пакет со специями номер четыре. Их добавляют в котлеты. Те, в которых сто процентов говядины. Просто разорвал пленку и вынул пакет. И хотя я боялся потерять работу, все прошло на удивление легко. Работа осталась при мне. Та работа, на которой замечательный коллектив и где у меня слепящие перспективы. И ведь я когда-нибудь стану старшим смены. Просто возьму и стану, так же легко как взял этот пакет со специями.
15 412 зн., 0,39 а.л.
Свободный доступ
весь текст
430 12 0
Температурный лист форма два нуля четыре - У. Дата, температура, выпито жидкости, дыхание, суточное количество мочи, вес, стул. Все аккуратным детским почерком Вики Бережанской, дежурной медсестры. Метр восемьдесят в холке с ногами от ушей и тяжелой грудью. Все это скрыто под мешковатой формой.
АД сто пять на семьдесят. АД. Машинально фиксирую цифры, нормально. Но ад все-таки не здесь, здесь чистилище. Ад дальше, там, где оранжевым полыхает. Температура тридцать семь и восемь. Читаю, словно конспект отличницы, сестричка стоит за моей спиной, и я чувствую ее дыхание за ухом, грудь упирается мне в плечо. Проходы между койками узкие.
19 532 зн., 0,49 а.л.
Свободный доступ
весь текст
873 57 0
В трубке неразборчиво булькает полковник. Так получается, что все у него неразборчиво: команды, управление, личный состав, направления, боеприпасы, вывоз раненых и двухсотых. Все неразборчиво, и только одна вещь - нечленораздельно. Мат. Он на нем не просто разговаривает, он на нем мыслит. И пытается эти мысли до меня донести.
- Ты, бля (запикано) понимаешь, что у тебя там уже четыре двухсотых? Это (запикано) (запикано) (запикано). (Запикано) думаешь? Да это просто (запикано). У тебя тринадцать поступило (запикано), четыре (запикано). Ты понимаешь, что делаешь?
Что делаю, я понимаю. Я жду. Я жду, когда тащ полковник, свой зад поднимет и сапогами своими начищенными, да по дороге из желтого кирпича ко мне прибудет. За тридцать километров. Как девочка Эли с Тотошкой к доброму волшебнику. И унесет на себе танкиста без фамилии и двух пехотных Ведеркина Александра и Тухватуллина Фатиха. Семьдесят шестого года рождения. У второго большая кровопотеря и пневмоторакс.
12 020 зн., 0,30 а.л.
Свободный доступ
весь текст
693 16 0
- Извини, Татьян Евгеньевна, вырвалось. - звякаю скальпелем в ванночке, мальчик съеживается, но по-прежнему вертит в руках мою кривую поделку. Детства чистые глазенки, мандарин бы тебе подарить Аслан, но нету. Извиняй джигит, тут на сто километров мандарин нет. И Деда Мороза с Новым Годом. Тут мы убиваем, потому что ваши убивают нас. Мы как змеи кусаем собственный хвост. И никто не виноват, никого не колышет, что у тебя нет Нового года. Мне жаль тебя и себя жалко, потому что я не выспался и хватанул с Жекой спирта. Во всем этом гнусная, говенная предопределенность, пацан. Первое января или второе? Похмелье. Только вот осколки с бинтами ну ни в какую не лезут в эту картину. Праздника они не добавляют, я вздыхаю.
Наверх Вниз