Тяжелый тонус или кто как зачем и почему / анс

Тяжелый тонус или кто как зачем и почему

Автор: анс

О вкусах, разумеется, не спорят. Некоторые. Но не я.

Я потому что, что твой Портос, спорю потому что спорю всегда и везде просто из любви к искусству.

Спора искусству из любви к, если что, но вы не заморачивайтесь и не спорьте, особенно если не поняли с первого раза.

Если не поняли со второго, тоже не спорьте, я даже и спрашивать не буду, любите ли вы искусство так, как люблю его я.

Но вы на этот дидактический и не побоюсь этого слова риторический вопрос ответьте. Для себя.

Для меня не надо. Потому что спорить тут не о чём.

Я вас лучше сказку на ночь расскажу, и неважно, что ещё только утро, как раз к ночи она вам впору будет, и главное, да, а что главное? Вот, забыл...

А нет, вспомнил.

Главное, неважно, что написал её не я, главное, что я её сам прочитал, и вам прочитать дам, а ещё главнее, что написано-то хорошо, ну к ночи вы и сами надеюсь поймёте, а если и не поймёте...

Значит так, сказка:

Ночная шаманская отоларингологическая сказка

Но что страннее, что непонятнее всего, - это то, как авторы могут брать подобные сюжеты. Признаюсь, это уж совсем непостижимо, это точно... нет, нет, совсем не понимаю. Во-первых, пользы отечеству решительно никакой; во-вторых... но и во-вторых тоже нет пользы. Просто я не знаю, что это...
Нос. Н.В. Гоголь


В четыре прекрасных дня у одной дамы, для простоты назовем ее Гертрудой Вениаминовной, пропало обоняние. Дама сначала даже и не расстроилась: подумаешь, не аппетит же, или, к примеру, муж... Но спалив тринадцать пирогов, восемь утюгов и три явки, Гертруда Вениаминовна вступила на тропу поисков. Она заглядывала во все помойки, запахом духов доводя до обморока местных котов. Она обошла все бензоколонки и парфюмерные лавки. Она ездила в общественном транспорте в час пик... Но даже тени обоняния не промелькнуло.
Тогда Гертруда Вениаминовна специальным комплексом упражнений начала развивать в себе шестое чувство. Ну то есть теперь уже пятое. Чувство нарастило бессмысленную мышечную массу, не способную вовремя вынуть курицу из духовки. И вот когда Гертрудой Вениаминовной с тыла начало овладевать отчаяние, в дверь позвонили.
На пороге стояло оно. Да, безусловно это было обоняние. Сложно было не узнать его по клетчатым брюкам и не по росту короткой гоголевской Шанели, но легко было не узнать его по запаху, особенно человеку, от которого оно так неожиданно ушло на долгие несколько месяцев.
Они сели за уютный кухонный столик: оно - такое острое, и она - такая тупая. Она заварила яблочный чай с одиннадцатью палочками корицы, горстью гвоздики и пятью сухими цветками аниса, налила две чашки и... И вдруг почему-то стало совершенно понятно, что обоняние вернулось навсегда. Гертруда Вениаминовна вылила содержимое чашек в раковину, вытерла вонючей тряпочкой со стола пролитые в спешке капли пряной корицево-анисовой жижи и распахнула окно. Боже, там опять прорвало канализацию! Жизнь вернулась в привычное русло. Гертруда Вениаминовна сидела на кухне одна и блаженно улыбалась. В духовке догорал четырнадцатый пирог.
0
271

2 комментария, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Marika Stanovoi
#

чур меня, чур!!

 раскрыть ветвь  1
анс автор
#

не, не поможет😪 

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
Наверх Вниз