Следы на воде / Евгений Крас

Следы на воде

Автор: Евгений Крас

Жаль, что вода следов не оставляет – они о многом смогли бы поведать ныне живущим и много чего пришлось бы переписать по этим следам. Особенно в нашей стране, которая сильно изрезана ручьями, речками и большими реками тоже. Добавьте сюда озёра, моря... болота в конце концов и станет понятно, что наши предки жили всегда даже не столько возле воды, сколько на воде на самом деле. 

Именно вода во многом диктовала нашим предкам условия жизни. Именно она заставляла изменяться, приспосабливаться к изменяющейся обстановке. Реки изменяли своё русло, появлялись озёра, потом они превращались в болота. И так продолжалось всегда. Это и сейчас продолжается. Вода защищала нас от врагов, она соединяла нас вместо дорог. Зимой превращаясь в санные пути, летом... а вот летом по ней нужно было плыть. И тут вопрос был намного сложнее. То есть несколько вопросов, на которые требовались разные ответы. Поэтому средства «преодоления водных рубежей» нужны были очень разные. Первое требование выдвигались размерами водоёма. То есть, если на маленькой речушке волн особых не бывает, то в среднем течении Волги, например, можно было нарваться на серьёзный шторм и плавсредство должно было быть очень надёжным, а значит – достаточно крупным. Крупные плавсредства нужны были также для преодоления значительных расстояний – слишком много всего нужно было везти с собой. Скажите, что везде было так? Отвечу – нет. Хотя бы из-за погоды. Вот, например, картинка оставленная для изучения историкам нашими древними южными соседями: 

Это ассирийские грозные воины так преодолевали водные рубежи. А что – просто, эффективно, неожиданно для противника. Красота, недоступная нашим предкам. Ведь в осенне-зимний период купаться всё ж особого желания не возникает. Поэтому в наших летописях таких картинок не сыскать. У нас всё значительно серьёзнее. Но это было уже потом, а сначала, во времена Костёнок и Сунгиря задача была иной. Например, как перебраться на другой берег? Там дичи больше. Или как доставить уже добытую дичь размером, например, с лося, за несколько километров до своего посёлка? И ясно, что эти задачи каждый решал по-своему, в зависимости от умения, наличия материалов и собственной фантазии. Например, если человек занимался охотой и жил где-то в степи или лесостепи, то материалом для строительства лодки могла служить шкура животного, как и у южан, но её не надували, а резали, сшивали и натягивали на каркас из веток. Получалось что-то типа вот такого изделия: 

Это делали и делают тибетцы в Тибете и китайцы с вьетнамцами, но нет сомнений в том, что наши предки поступали примерно так же. Честно сказать, мне такая конструкция не нравится и сомневаюсь в том, что европейцы применяли точно такие. Дело даже не в том, что аналоги в Европе не сохранились даже на картинках. Сами эти круглые плавсредства с юга не слишком удачные. У них очень плохо дело обстоит с очень важным параметром – устойчивостью на курсе. То есть если попробуете на этой штуке грести, то она поплывёт куда угодно, но не вперёд. Даже не понимаю, почему их азиаты с юга используют до сих пор. Может дело в характере? То есть если для европейца важна цель, то для южного азиата – процесс. Поэтому всё же думаю, что наши предки были более «продвинутыми» и сразу принялись делать более прогрессивные удлинённые лодки. Такие, например, которые можно увидеть и сейчас у северных народов: 

Идея кожаных лодок очень популярна среди современных исследователей прошлого. Да и кое-какие образцы остались. Точнее оставались ещё в 1976 году. Именно тогда произошло два знаменательных события в мире: я закончил школу (почему-то мир этого не заметил) и Тим Северин отправился в плавание на древнеирландской кураге. Для этого ему пришлось проделать титаническую работу по восстановлению исторически достоверной конструкции и даже технологии. Вот фотография, сделанная во время строительства. Здесь видна силовая конструкция корпуса лодки: 

Северину пришлось искать уникальных специалистов. Ведь хотя некоторые рыбаки использовали подобные лодки, но обшивку уже использовали из современных тканей. Тим же хотел использовать исторически достоверные дублёные воловьи шкуры. Не всё получилось в этом плавании, как было задумано, но главное, что получилось плавание! То есть для нас сейчас важно, что этим экспериментом было доказано, что на каркасных конструкциях, обтянутых шкурами животных можно совершать очень серьёзные путешествия. Какие? Например, путешествия людей каменного века из Азии в Америку через Берингов пролив. А кто доказал, что они делали это только посуху? Может быть именно подобные конструкции помогли в древнейшие времена заселить Австралию и острова на пути к ней. 

Говорить об экспериментальных плаваниях и не вспомнить Тура Хейердала было бы странным. Тем более, что он использовал для плаваний экзотические для Европы конструкции. Первой нужно назвать лодку, сделанную из папируса, то есть из травы, по сути. Её назвали «Ра» и совершили на ней трансатлантическое плавание: 

Нет сомнений в том, что когда-то аналогичные конструкции использовались местными жителями и в более скромных размерах. Именно они должны были быть изначальными. Однако ничего похожего у нас не известно – просто материалов подходящих не было. Ни чакан, ни камыш для таких целей явно не подходят. Не было у нас и другого материала – бальсы. Именно из неё была сделана конструкция, которую назвали «Кон-Тики». Это было не судно в привычном понимании, а слегка модифицированный плот, но плавание также прошло достаточно успешно: 

К плотам я ещё вернусь со временем, а сейчас закончим с кожаными лодками. Отличная конструкция – лёгкая и достаточно надёжная. Их копии до сих пор выпускают в промышленных масштабах, хотя уже из пластика. И всё же это больше из разряда предположений касательно наших предков, а вот что было точно! Очень похожая конструкция, не менее лёгкая и надёжная, но куда более «вегетарианская» что ли. Действительно, это на юге можно так легко разбрасываться шкурами животных, или на севере, но когда их слишком много, а ничего кроме них и нету. А если есть деревья, то среди них можно поискать берёзу. Она отлично заменит кожу, а в каком-то смысле будет даже получше кожи, потому что легче. Читали в детстве «Песнь о Гайавате»? Там Герой индейского эпоса сделал свою лодку из бересты на каркасе из веток. Такие же лодки из коры делали и наши предки. Поэтому до сих пор мы говорим «корабль» от слова «кора». Слово торжественное, даже немного эпическое, потому как из самых древних, изначальных слов. И оно вошло в слегка изменённом виде во многие языки Европы и Азии. Именно это удалось блестяще доказать в сороковых годах 20 века историку Мавродину. Сейчас правда встречаются люди, которые верещат, что это ерунда, и не может быть, однако ничего взамен предложить не могут. Ведь сказать, что какое-то слово «заимствовали» мало – нужно показать, как это слово появилось там, откуда его «заимствовали». Мавродину это отлично удалось на международном уровне. И вот сейчас исторические реконструкторы уже делают такие лодки: 

И даже ходят с ними в походы. Ведь лодки получаются просто на редкость лёгкими: 

Так что – всё? Нет, разумеется. Потому хотя бы, что берёзы растут не везде, а кора других деревьев не так пластична и прочна, как берёзовая. Что делать, на чём плыть? Да на бревне, разумеется. Только вот беда – грузоподъёмность бревна не шибко велика, да и удержаться на нём не просто. Поэтому неплохо бы его выдолбить изнутри, получив этакое корыто. Вот такое, например: 

Это наиболее архаичная конструкция. В ней ещё оконечности не сильно острые, набор внутри корпуса отсутствует – его заменяет избыточная толщина бортов и днища. Иногда дополнительно оставляют поперечные переборки, как вот здесь, например: 

Вот ещё одна лодка такого же типа, хотя и с другой формой носа: 

Получается при этом очень надёжная конструкция. Особенно по сравнению с таким несерьёзно-лёгким «кораблём» из берёзовой коры. Прямо несокрушимая конструкция! Именно на такой можно смело плавать даже в условиях ледостава с ледоходом – она выдержит удары плавающих льдин легко и без фатальных повреждений. Может быть именно поэтому такие долблёные лодки заняли своё достойное место в жизни людей древности. К достоинствам такой конструкции можно отнести ещё и относительную простоту изготовления. Поэтому такие лодки продолжали изготавливать и после появления более совершенных вариантов долблёнок. Находят изредка такие лодки и во время раскопок: 

В общем получилась конструкция «на века», как говориться. Сейчас можно даже уверенно сказать, что «на тысячелетия». Эти лодки оказались так хороши по комплексу своих потребительских качеств, что стали неотъемлемой частью жизни людей древности настолько, что потом попали в человеческие погребения, как часть самого необходимого снаряжения в лучший мир. Посмотрите – это ведь не гроб каменного века, а именно лодка. Точнее гроб, сделанный как лодка: 

А вот эти долблёные лодки-гробы были даны покойным правителям из Пазырыкской пирамиды: 

И такие захоронения археологам известно далеко не единственном экземпляре. Долблёные лодки-гробы делали для покойных из самых широких слоёв населения. То есть это не обязательно какие-то значимые фигуры, судя по тому, что инвентарь мог быть и очень богатым и даже весьма скромным. Традиции лодок-гробов существовали параллельно с другими традициями. Кто-то делал для своих мёртвых дома и называл их домовинами, другие делали лодки-долблёнки. Эти люди наверное жили рядом и говорили на одном языке и культура у них была одна, просто профессии у них разные были – вот она и отразилась в различиях похоронных обрядов. Ну, как воинов хоронили с оружием, огородников в домах, а рыбаков да охотников в их лодках. Этаких долблёных коробах для воды... или может их раньше называли «кробами»... «гробами»? Может... а может и нет, но вот таримские мумии были уложены именно в такие гробы. Так похожие на лодки, что археологи даже не засомневались ни на секунду. Так и заявили, что покойные были похоронены в лодках. 

И потом эта традиция никуда не делась. Условия жизни людей изменились, но родичи своих мёртвых продолжали хоронить в долблёных лодках-гробах. Хотя со временем уже и забыли, зачем покойного нужно непременно положить в этот самый странный ящик, долблёный из целого ствола дерева. Уже и форма становилась немного не той. Изначальная лодка в этих изделиях лишь только угадывалась: 

Странно ли это? Нормально, думаю. Люди ведь уже жили совсем другой жизнью – не ловили рыбу, а разводили скот, сеяли злаки. От прошлой жизни им достались только гробы, похожие на лодки, да может ещё рисунки священных рыб в качестве оберегов (см. наколки рыб и украшения в виде рыб у скифов). И хочется отметить, между прочим, что гробы-лодки имели распространение не только в каком-то отдельно взятом регионе, а на обширной территории, включающей в себя всю зону распространения европеоидов. Это может объясняться только одним – традиция строительства лодок-долблёнок очень древняя. Никак не менее древняя, чем строительство «кораблей» и кожаных лодок. И все они существовали параллельно во времени, хотя и не факт, что параллельно в пространстве. Ограничением была доступность материалов. 

Нужно отметить, что все три традиции, то есть кожаные лодки, лодки из коры и лодки-долблёнки, несмотря на различия, обладали одним общим качеством – небольшой шириной по сравнению с длиной («выпадает» здесь только азиатская традиция круглых лодок). Значительное удлинение таких лодок позволяло получить высокую скорость и устойчивость на курсе при малых трудозатратах на греблю, но вместе с тем делало такие лодки крайне неостойчивыми. (Остойчивость – способность судна восстанавливать своё положение после прекращения действия кренящей нагрузки). То есть любое неосторожное движение и лодка переворачивается. С этой бедой в случае с долблёнками, боролись как могли. Например, вот так: 

Были варианты и посложнее. Как вот здесь, например: 

Ага, а вы всерьёз верили в сказочку про то, что катамараны европейцы позаимствовали у папуасов? Нет, ребята, ваши уважаемые предки были ничуть не глупее нас с вами теперешних... как минимум и уж точно не глупее папуасов. Погодные условия в наших краях такие, что глупые не выживали. 

Однако радикально такие способы решить проблему не могли, разумеется. Первый способ сильно увеличивал вес конструкции, а второй был чисто технически довольно сложным. Нужен был другой путь. Другой путь – это плот. Плот ведь не обязательно должен быть очень широким. Можно сделать плот относительно небольшой ширины. Тогда он и плыть будет быстрее и остойчивость у него будет достойная. Другими словами плот – это для больших грузов и на дальнее расстояние, хотя и по тихой воде. Наверное самые древние, но совершенные плоты в Европе выглядели как-то вот так: 

Хотя здесь можно только гадать и всё равно не угадать. Всё же плот – штука скорее индивидуально творческая, чем глубоко продуманная. Настолько глубоко, чтобы стать «стандартным», типовым изделием. Ведь многие качества плота к числу хороших трудно отнести. Его заливает водой на волне, он плохо держится на курсе, его трудно толкать вперёд, им трудно управлять. Плот – это не от хорошей жизни. Разовая вещь. Но его можно всё же модифицировать. Придётся сильно потрудится при этом, и он... перестанет быть плотом. Об этом в другой раз. 

Говоря о первых технических средствах для преодоления водных преград, нельзя не вспомнить о методах производства. То есть наличия подходящих материалов маловато будет. Нужны ещё и инструменты для работы. В этом плане нетрудно заметить, что для изготовления всех перечисленных мной видов лодок в принципе никакого уникального инструментария не нужно. Люди каменного века без труда снимали шкуры с убитых животных каменными ножами. Этими же ножами и каменными топорами можно было снять кору с дерева и нарезать в достаточном количестве тонких, гибких веток деревьев или кустарников для каркаса. Для сшивания коры или кожи у людей уже были верёвки, сплетённые из волокон растений и сухожилия тех же животных. Были также костяные иглы и костяные проколки для толстого материала. 

Некоторую сложность могла представлять собой технология изготовления лодки-долблёнки. Срубить дерево каменной секирой, а затем выдолбить ствол, соблюдая толщину стенок всё же очень непросто и очень не быстро. Поэтому даже самую простую долблёнку, несмотря на всю её кажущуюся простоту, я отношу к изделиям весьма продвинутым, требующим серьёзной профессиональной подготовки. Такие могли делать либо в силу большой нужды, либо от того, что не было другого варианта. Нужно также не забывать, что долблёнки были намного тяжелее, чем лодки каркасного типа – в поход такую не возьмёшь. И это серьёзный недостаток, который должен компенсироваться положительными свойствами. Из них, кроме упомянутой уже мной прочности нужно упомянуть повышенную остойчивость, по сравнению с каркасными лодками. Она обусловлена, как более подходящей формой корпуса, так и большим весом, что понижало высоту центра тяжести системы лодка-пассажир-груз. Такие лодки настолько остойчивы, что возможно в них можно было даже стоять при определённой сноровке, а такой «трюк» мог дать дополнительное преимущество на охоте или рыбалке. То есть хочешь лучше кушать – каменный топор в руки и в лес, искать подходящее дерево с длинным, ровным стволом желательно без веток. О том, что наши далёкие предки с помощью каменных инструментов могли изготавливать довольно сложные формы убедительно говорит, например, знаменитый Шигирский идол, найденный на Урале. Ведь согласно датировке он был изготовлен 11,5 тыс. лет тому назад. 

Кстати, в некоторых текстах можно прочитать, что стволы изнутри «выжигали», то есть обходились без топора. Так вот – брехня. Можете попробовать – огонь будет гореть как хочет и куда хочет. Точнее совсем не туда, куда нужно судостроителю. Поэтому – рубите и долбите, Шура, долбите без вариантов. То же, что некоторые «ископаемые» лодки изнутри оказались обожжёнными означает лишь то, что таким нехитрым способом люди чистили корпус изнутри от заноз. 

Вот эти техники для плавания по воде наверное и составляли изначальный «типаж» флота древности. Тогда, когда люди ещё не успели поделиться не то, чтобы по странам, но даже по нациям или языкам. Только не нужно думать что всё это прошло для нас совсем бесследно. Остались не только гробы – далёкие потомки погребальных лодок-долблёнок, но и словечко, которое действует и в современном судостроении – обшивка. Так называют не только листы, которые и составляют корпус, но и листы внутренних переборок, например. Поэтому даже через тысячелетия мы всё те же на самом деле. Ещё у кораблестроителей осталось словечко «ветка шпангоута». Всё правильно, ведь шпангоуты (поперечные рёбра жёсткости корпуса лодок) делали именно из веток. 

Продолжение следует... 

+14
211

0 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Написать комментарий
5 509 74 1
Наверх Вниз