Ангидрит / Дмитрий Манасыпов

Ангидрит

Автор: Дмитрий Манасыпов

Гулял тут, пять минут назад, подходил к дому и остановился. Кислым несло так, что даже без наблюдений или разговора с участковым, виденным один раз из-за чьей-то снятой резины, все стало ясно. В каком из двух домов у детской площадки живут нарки. И не пользующие буржуинский героин, а все те же кондовые, покупающие ханку, опиумные отбросы. Кислым просто так же никогда не несет, это вам не уксуса добавить в борщ с пельменями, либо устроить советский маринад с ним и луком.
Вы жили в девяностых? Вы никогда не забудете вони выпариваемого ангидрита. Ханку делали на газетах, поджигая те под обычными кружками, а без кислого вмазаться не выходило. Заходя в подъезд можно было вычислить время и текущее положение подвисающих тех, качающихся на кортах и порой выпускающих сопли чуть не до пола.
Сварил, в баян, взял пробу, прогнал по вене и жди прихода. Все видели, слышали и знали, и поделать ничего не могли.
Мы въехали в нашу новую-старую и последнюю-единственную квартиру моих родителей в начале лета девяносто четвертого. Дом как дом, обычный хрущ, кремово-желто-облезший, с узким лестничным пролетом, вечными бычками на площадке первого-второго этажа, сигаретным невыветривающимся дымом и въевшимся запахом кислого. Именно не кислым запахом, а вонью кислого. Еще в нашем подъезде барыжили, на втором этаже жил Крыл, а к нему, день за днем, шастали разные, но одинаково страждущие, помятые жизнью и, порой чьими-то конечностями, личности с дикими глазами.
Спустя полчаса захода к Крылу личности, зависая, выползали в подъезд, а глаза из диких становились стеклянно-застывшими. Любители прогнать по вене сползали по перилам, не в силах выстоять на ногах от обуревающий эйфории и безумного кайфа, пронесшегося внутри, превращая их в истинных Будд.
Они, мать их, чесались. Они чесались во время разговора, постоянно лапая лица с несвеже-серой кожей, украшенной желтоватыми жировиками на щеках и у глаз. Они тщательно тащили в карманы всякую мелочь, отбивая желание дать прикурить давно знакомым и вроде бы своим. Пускать на порог, даже если те просили попить, иногда не стоило. Пропало что-то из прихожки, куда-то ушла шапка сестры или вдруг заметили отсутствие «зоновского» зеркальца, один-в-один сказочно-узорчатого? Успейте глянуть по карманам своего приятеля, тянущего слова и временами улетающего в свою чертову желтую сансару. Успейте, может, чего и найдете, вернете и не стоит смущаться. Их же не парил факт воровства у вас, верно? Совершенно не парил, к слову.
Крыл, к слову, сварился на моих глазах за три года. Вот только, откинувшийся с зоны, шел по двору в ондатровой ушанке, теплой северной спецовке и унтах, поплевывая через губу и смоля одну за другой и… И вот Крыл почти ползет, опираясь на инвалидную палку, тощий до почти мертвого состояния, вечно желтый и трясущийся. Даже очки у него стали не просто старыми, они убились, склеенные из двух разных оправ, перетянутые изолентой и сидящие криво.
У Крыла в моей школе учились двое сыновей. Четкие и отвязные пацаны, чуть отмороженные, но странно честные в некоторых вопросах. Старший оспаривал титул «самого-самого» нашей параллели, а младший гонял свою шоблу из чуть менее лихих друзей на два года моложе. Старшего, Вову, как-то встретил прямо у подъезда, тогда еще не зная о родственных связях с Крылом.
- Ты чо?
- Отца жду.
- Да ну?
Тут вышел Крыл и они куда-то ушли. Вот тогда, первый и единственный раз, в Вовкиных глазах мелькнули, замешавшись друг с другом, обида, боль, злость и самое настоящее горе. Но недолго, он же был нормальным и чётким пацаном.
Пока мне служилось, мой старший двоюродный братец, любимый с самого детства, успел во второй раз переболеть гепатитом и как-то раз застрял в ванной. Дядька вскрыл ее ножом спустя полчаса бесполезного стука. Братец плавал в добром желтом сне и остывшей воде, баян-самовар валялся на коцаной рыжей плитке, а дядька, так и так все знавший, даже вздохнул с облегчением, поймав сына с ханкой.
Самое смешное во всем этом трэше, смешное и страшное, было в интересе исполнительной власти. На Новый, девяносто седьмой, год, мой братишка приперся к нам, со своей будущей женой и Ляляем. Они варили прямо на площадке, попросив газет и всем, совершенно всем, было наплевать. Лишь бы не нагадили и не буйствовали. А даже если так, то все знают, чей это племянник и брат-наркоман, с них и спрос. А звонить ментам? Нафига? Раз варят, так можно.
От запаха кислого в моем дворе не страшно. Пока, во всяком случае. Но неприятно. Девяностые, конечно, ностальгия и все такое, в виде юности, первой любви, веселухи с пацанами и остальное. Только вот «остальное» больно уж гадкое.


+32
147

5 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Юта Грим
#

горе видеть как люди превращаются в ходячих мертвецов. 

Но наибольшее горе, когда человек ХОЧЕТ так жить. Ему нравится, а ты ему не указ.

 раскрыть ветвь  0
Сэтта
#

У нас квартира 2, а в первой жили и варили нарки. И продавали. Всё, что могли. И коноплю растили, и маковую соломку, и химическую хрень. Много лет боялась пожара, особенно когда они вывешивали прожженные одеяла. Жуть. 

И помню нападения на травмпункт и лабораторию из-за ангидрида. Дежурить ночами было страшновато. На моей смене окна били, в двери( мощные, с решеткой) прорваться пытались. Окна, кстати, тоже были с решетками.

 раскрыть ветвь  0
Денис Рубцов
#

Слава богу, никогда не сталкивался с нариками. Но хорошо помню "Иглу", да и "Метамфетамир" Джонибоя тоже...

 раскрыть ветвь  0
Евгений Перов-Межин
#

Дима ты прости, но это первый блог который я минусану, уж больно тема такая себе. Если во дворе завелся наркоман, жди когда он отчудит. Это как собака со съехавшими мозгами. Я их откровенно боюсь. Понимаю, что они люди и по хорошему их надо лечить, реабелитировать. Но если варят, над гнать их на**й. Они как зараза. Да и в целом надо бороться за культуру в подъезде и во дворе. Собирать людей и "так и так, что будем делать?"
Потому что однажды, можно обнаружить сбывшийся зомби апокалипсис. На а если жалеть... Только пиз***я и реабелитация. Один вот у нас тут жил, скурвился на наркоте и загубил хорошую девчонку. Повесилась она от этого всего, а дите их, бабка воспитывает, крест несет.

Давай лучше о хорошем, а то середина ноября на дворе.

 раскрыть ветвь  1
Fire Dobrov
#

Мое мнение немного отличается от вашего. 

«Понимаю, что они люди и по хорошему их надо лечить, реабелитировать»

Это уже не люди, хотя похожи внешне. Ровно как и спившиеся алкаши. Как там раньше говорили: « за чарку водки продаст под кнут и мать, и товарищей». 

Человек отвечает за свои поступки, человека - жалко. Это - не люди. Жалости к ним испытываю столько же, сколько к бешеной собаке. Хотя нет. Собаку бывает жальче. 

Вывод из моего поста прост. Решишь бить - бей без жалости. Фигли свинью жалеть?...

PS: “Собирать людей и "так и так, что будем делать?"” - у меня не сработало. Как до дело дошло, все соседи рассосались. 

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
87K 1 130 36
Наверх Вниз