90-ые и Линда с "Вороной" / Дмитрий Манасыпов

90-ые и Линда с "Вороной"

Автор: Дмитрий Манасыпов

Странный тогда оказался эффект, как бомба в головах взорвалась. Максим Фадеев, талантливый и пробивной, умудрился из странноватой певички, года три назад отыгрывающей нуар в мужском костюме и с нарисованными усиками а-ля бандитское Чикаго, сделать одновременно несколько вещей.

            Икону нового музыкального стиля. Образ, уведенный даже за границы РФ. Образец для подражания и основу многих будущих проектов в плане эпатажа. 

            Но тогда, в девяносто шестом, таких мыслей в голове не возникало. Просто Линде удалось поистине невероятное: именно ее музыка подвинула в моем музыкальном мире норвежский блэк-металл и саму Металлику. А сам год, под конец коего когда она спела свое «Я ворона, я ворона», если уж разбираться, был даже неплохим. 

            Прекратилась война. Она закончилась ненадолго, она запомнилась странным и страшным почти поражением, случившимся не из-за наших солдат. В мире воевали вообще очень много, и даже грызлись на окраинах умершего СССР, грузины схватывались с осетинами, но нас волновала только Чечня. В девяносто шестом она впала в недолгую спячку.

            В Европе, совершенно спокойно, сыграли в футбол, тогда прошедший совершенно незаметно для всех, кроме именно любителей футбола. Немцы обыграли чехов, а еще были Олимпийские игры в Атланте и американца наколотили сто медалей разного достоинства. 

            Кино возвращалось к нам семимильными шагами, но пока в основном на пиратских видеокассетах. Уэс Крейвен, подстроившись под реалии надвигающегося Миллениума, снял первый «Крик», подарив нам смерть Дрю Берримор, прекраснейшую Кортни Кокс и мужественную Нив Кэмбелл. В тот же год братья Уэйанс сняли знаковейший «Не грози южному централу, попивая сок у себя в квартале», и все, посмотревшие перед этим «Крик» думать не думали, что сотворят эти чернокожие сорванцы со слэшером, заложившим основы для нулевых… Да-да, кто такая Сидни Прескотт сейчас вспомнят не все подростки конца девяностых, а вот как Синди Кэмпбелл брила себе язык в «Очень страшном кино», помнят все. 

            Родригес и Тарантино забабахали «От заката до рассвета», сделав саундтрек, Сельму Хайек и татуировку Сета поистине культовыми. Ай, не говорите, что не помните радостное лицо Тарантино, предававшегося греху фетишизма с ногой Сантаники Пандемониум. А «сделай узор, как в «От заката до рассвета» держались у поклонников тату еще очень долго. 

            Пирс Броснан в первый раз примерил на себя Джеймса Бонда, определив почти на двадцать лет политику рекламы в кино и начало толерантности, ведь М вдруг стала Джуди Денч. А, да! Базз Лурман зафигачил новых «Ромео и Джульетту», после которых девочки в первый раз завздыхали по Лео ди Каприо, перенеся любовь к нему уже почти в наши с вами двадцатые. А Клер Дейнс? Да кто ее помнит, ну, кроме роли в третьем провальном Терминаторе. К сожалению.

А у нас вышел «Кавказский пленник», где Бодров-младший приобрел немножко любви народа. До триумфа и Данилы Багрова оставалось всего чуть-чуть. 

Металлика ошарашила всех первым новым звучанием из «Лоад». Мы поплевывались, слушали и не могли понять – чего ж там хорошего и где рубилово со звуком. Батька Хэт оказался умнее нас всех и сейчас песням того года вовсю подпевают на концертах, вспоминая мой-девяносто шестой. По миру и у нас, как ни странно, появляются 2Pac жив, хотя статус Цоя Тупак Шакур, убитый в США, у нас точно не приобрел. Мир пел «Макарену», а граф Гришнак, сидючи в тюрячке, записывал «Философем». В Айове, наплевав на Антихрист Суперстар Мерилина Менсона, сели за первую демку чудовищные клоуны Слипнот, Сепультура слабала эпохальный «Руутс», а в Англии неожиданно появились Крэдлы. В поп-музыке все хорошо, а Аланис Моррисет продолжала набирать популярность. А, да! «Тучи» Иванушек выбили всех Диджей Бобо и Коко-Джамбо с дискотек. «Тучи» были круты и нудели из каждого утюга. 

            Моим любимым альбом 96-го оказался «Тотал Дэт» Дарктрона, но под занавес года, в котором нам пришлось продать дом, где выросло два поколения семьи, Линда заголосила и закаркала, сумев его потеснить. 

            Мы слушали «Ворону» в промежутках между новогодними елками, понимая, что через полгода закончится школа, а с ней и легкая жизнь. Димка только-только услышал «Сплин», меня заставили быть Дедом-Морозом для школьников, Дедом Морозом, одновременно трахавшим мозги сразу трем девчонкам, а в итоге оставшимся вообще без них. 

            Это был на самом деле хороший год. И Линда, порой слушаемая на Яндексе сейчас, оказалась его полноправной частью, пусть и вошла в него только под конец. 


+29
188

6 комментариев, по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

A for Ayatollah
#

Нельзя сказать что все перечисленное прошло мимо, но середина 90х - это рейвы и мдма, пополам с попытками отскочить от мутных тем живым.

 раскрыть ветвь  0
Кусков Сергей Анатольевич
#

Мою подростковую душу ранил "Северный ветер". Ворона так, прокаркала на обочине сознания.

96й запомнился Макареной, Коко-джамбой, Сплином. Тучи - вне конкуренции! :)

Атланту смотрел, батя любил спорт. Помню, как трибуны встали, когда шла команда Грузии на открытии...

А ещё помню, что по суммам медалей стран БСССР, мы сделали амеров и по золоту, и по общему количеству. Но это считали только мы.

 раскрыть ветвь  0
Григорий Семух
#

Девяностые... А что я могу вспомнить про девяностые? Ну, в 96 пошел в первый класс... Все.

 раскрыть ветвь  0
Светка Соколова
#

Эх....Так и было, только я Валер Саныча слушала. Линду и Макса поняла гораздо позже, на рубеже своего сорокалетия... Насколько круто это было сделано, какой очешуительный вокал у Максима... Эххх)

 раскрыть ветвь  0
Marika Stanovoi
#

90-е? 

У меня родился первый сын и утром пыталась успеть купить хоть какую еду, котоая бывала в магазах только по два часа от самого открытия а потом моталась с дитём на руках по подработкам в ветеринарно-страховой компании АСКО и левым клиентам. Муж днём работал инженером по технике безопасности на автокомбинате с минимальной зарплатой, вечером доучивался в институте, а ночью подрабатывал таксистом. Потом мы сдали квартиру и я уехала охранять деревенский дом во Владимирской области, Дом купил брат мужа, ибо ттолько на эту халупень у них хватило денег после продажи квартиры в совсем голодном Днепропертровске. Потом брат мужа быстро уехал в Германию. А я переехала с дитём и шавками в Хлебниково, где прожила еще два года охраняя дачу приятеля от подростков и молодёжи, у которых резко кончились цивилизованные развлечения и они болтались по посёлкам, не ведали чем заняться, и громили чужие дачи.
Телевизор работал погано, спасибо. что ловило МТV. только ничего того, о чем вы написали я не видела))

А в 1996 я уехала в Израиль.

 раскрыть ветвь  0
Ярослав Васильев
#

К слову про олимпиаду в Атланте тогда узнал только потому, что на занятиях по инъязу нам в качестве задания давали переводить статьи из иностранных газет.

 раскрыть ветвь  0
Написать комментарий
Наверх Вниз